Four seasons

В Сборник! Герои. Начало

Счастливая завершением работы над очередным рассказом в рамках нашего Сборника (для тех, кто забыл или не знает, информация здесь), я спешу представить его Вашему вниманию!

Это не просто рассказ, это целый трактат! Не удивляйтесь его размеру.:-) Ибо речь идет о совместном творчестве olharmony и freemax, которое теперь уже настоящая история!

Первоначально это был рассказ Максима, написанный им где-то в начале 2000-х. И какое-то время оставался таковым. А спустя некоторое время я нашла его в своем архиве и предложила Максиму вариант моего, скажем так, дополнения. Так в 2004 году появился наш первый, и надеюсь, не последний совместный рассказ. С тех пор он пережил не одну редакторскую правку.;-) Но суть рассказа от этого не изменилась. И это самое важное.

В своем писательском труде и в 2004 г., и теперь мы постарались так, что целиком рассказ в одном посте никак не помещается:-) Пришлось разбить на две части.

Итак, очередной рассказ нашего творческого проекта называется «Герои». Часть первая.
Авторы freemax и olharmony
Редактор d_war_f



Герои


Порой мне кажется, что мы герои,
Мы стоим у стены, ничего не боясь.
Борис Гребенщиков,
известный русский дзен-буддист


Eins
Просып. Луп. Флэт. Нася и Комбик. Кофе. Плинтус.


Вчера вечером было весело, но вот опять утро. И это грустно. Я есть типичная "сова", восходы - это не для меня. Я Черный Плащ, я призрак в ночи, а с утра мне в лучшем случае скучно, а в худшем - мерзко-противно смотреть на окружающие бодрые выспавшиеся лица. Вот так было в тот день… Повторюсь, вчера вечером было весело.

Меня разбудил какой-то мерный повторяющийся луп , как будто специально созданный слабоумным диджеем по заказу моего злейшего врага. Техническое задание ставилось следующее: "Надо, чтобы Максу с утра было как можно более погано" - ни больше, ни меньше. К тому же - странное дело! - мне показалось, что где-то уже его слышал!

Перевернувшись на другой бок (мозговая жидкость - она при тряске лучше функционирует!) и, заставив таким образом работать сопроцессор головного мозга на полную мощность, я, после недолгих, но мучительных усилий все-таки извлек оттуда информацию, что этот мерзкий звук может производить только вода из старорежимного медного крана на кухне у Настьки . Настьки???? Так значит я у нее??? Мама миа, ну и докатился же я... Я ведь должен быть дома, меня должна разбудить не вода, а родная мама, уходящая на работу, а потом я должен съесть на завтрак кусок пирога и побежать на работу, куда же?!...ммм...в деканат. Ой... Сколько времени?

Вопрос о времени привел в движение мышцы ног, и я вскочил со старого Наськиного дивана, попутно сбросив укрывавшие меня одежды, оглядываясь в поисках неспящих на Аминьевке.

Надо отметить, что окружающий меня пейзаж с сильной натяжкой можно было назвать квартирой - скорее ей подходило хипповское название "флэт", дошедшее до нас от эпохи длинных волос и идей свободной любви. Все на этом флэту свидетельствовало о максимальном стремлении хозяев к слиянию с окружающей их урбанистической природой. Судите сами. Стены лишены всякого намека на одежду (в народе называемую обоями) и предстают перед изумленными зрителями в первозданной своей бетонно-кирпичной красе. В одном углу, правда, сооружена импровизированная кухня, отгороженная от остального пространства подобием разделочного стола - там стоит плита и еще один стол-наподобие-стола, на вид побольше собрата. Непосредственно рядом с плитой находится раковина с тем самым подтекающим краном, луп которого и не давал мне уснуть. Рядом с раковиной за ширмой возвышается нехитрое сантехническое устройство, созданное людьми для отправления всяческих физических нужд - но здесь оно было дополнено ведерком, и сейчас объясню - почему. Если человек хотел сходить в туалет, то после отправления естественных надобностей это ведерко следовало наполнить водой из старого крана, и смыть конечный продукт жизнедеятельности туда, где ему положено находиться - то есть в канализацию.

На другой стороне этого замечательного флэта в то утро висела еще одна ширма, за которой я, прислушавшись, различил тихий храп. Значит я здесь не один!!! Хвала Аллаху.

- Нася, вставай, я на работу опаздываю!!!
Нет ответа.
-Нася!!!
Хрррррр...хррррр...мм....
-НАСЬ!!!
Безмолвие. Только кошки мяукают на балконе.

И тут мне в голову пришла оригинальная идея (убить тебя за такие идеи, Макс! - с пафосом потом говорила мне Настька). Узрев на полу свой собственный комбик , а рядом валяющуюся на том же полу электрогитару, я тихо как мышка вышел из-за ширмы и возвратился с проводом. Подключил потихоньку гитару к комбу, пауэр... вывел звук на максимум... закрыл глаза и....

- Маааакс! Выключи! Что ты делаешь?! Прекращай...уууу....я спать хочу....
- Нас, я серьезно - мне на работу надо. Там ведь убьют, я сегодня один, Светка позже хотела придти. Нас, вставай, ну давай, ты можешь, я знаю!
- Макс, не шути по утрам, - Нася, как и я, относится к "совам" - Сколько сейчас времени, а?
-Сколько?
-У тебя че, часов нет?
-Вот и я о том же. Время сколько?
-Дай мобильник... ого! Уже без пятнадцати девять! Иди, поставь кофе, щас я встану.
-А можно мне при сём остаться???
- Маааакс?! Иди, ставь кофе!
- Все, понял, иду, ставлю.

Удаляясь в сторону "кухни", я услышал, как Анастасия сбрасывает одеяло и встает, несмотря на протестующий скрип дивана, не желающего отпускать девушку из своих мягких объятий.

Неспешный разлив дымящегося кофе по треснутым чашкам. Мы закуриваем по первой утренней сигарете, и я начинаю расспрашивать Настю о том, что было вчера вечером, честно признавшись, что помню примерно четверть происходивших со мной событий.

- Ну, Макс, для начала ты, как всегда, выскочил на сцену, угрожая пустым пивным бокалом, выхватил у Саныча гитару и попытался играть. Но у тебя ничего не получилось, конечно. Потом подпрыгнул к микрофону и начал петь какую-то тарабарщину - толи по-английски, толи по-русски. Но когда в тебя полетела картошка-фри, ты упал на барабанную установку, придавив бедного барабанщика...
- Ну, Нась, ну это все как обычно, неинтересно - че я еще делал, а? Ну, может на этот раз я...
Тут из дальнего конца флэта раздалось какое-то подозрительное бульканье. Мы с Наськой, переглянувшись, абсолютно синхронно затушили сигареты и примолкли. Бульканье повторилось. Я, неожиданно вспомнив о том, что мужчина должен защищать слабых беззащитных девушек в подобных ситуациях (ага, особенно девушек, 5 лет обучавшихся дзюдо!), медленно поднялся и направился к подозрительному месту, откуда теперь послышался сдавленный кашель. И тут из-под груды одежды, захламившей за долгие годы не один диван Аминьевского флэта, показалась всклокоченная борода и дикие, навыкате глаза....
- Блин, Плинтус ! Ну какого черта ты так пугаешь???
- Че, з…л??? Хе-хе-хе!!! Я еще с института так люблю подшучивать...
- Плинтус, ты же вроде говорил, что ПТУ заканчивал?
- Какой ПТУ??? А, ну да, а потом я в институт пошел...
- После ПТУ?
- Чего?

Майское утро обещало быть веселым...

One

Утро. Тик-так. Кто дежурит?



За окном шумят ветви деревьев. По-весеннему ярко светит солнце. Меж берез гуляет легкий ветерок. Молодые листочки, шелестя, блестят в ярких солнечных лучах. Как будто улыбаются.
Я летаю где-то рядом. То, поднимаясь к макушкам деревьев, то, опускаясь на землю. На безоблачном синем небе появляются легкие перистые облака. Их быстро сменяет пасмурность. И все равно тепло…

Вновь слышу шелест и открываю глаза, глядя в окно. Листья шумят на ветру и во сне, и наяву.

Отворачиваюсь от окна и снова закрываю глаза. Сладко потягиваясь, стараюсь снова заснуть. Но сон не идет. В сознании упрямо вертится вопрос. А какой нынче день недели?

Тик-так, тик-так. Спрятавшись за стеклом подвесной полки, бегут вперед часы. Наверно, около девяти часов. Раз молчит будильник и не нужно спешить на работу, значит суббота и дежурство не мое!

Еженедельные дежурства прочно вошли в рабочую жизнь на долгие годы. И каждую пятницу со всей остротой перед нами - сотрудниками деканата, вставал неизменный вопрос: кто будет дежурить в субботу? Но, если мы и смирились с необходимостью один из выходных дней проводить на работе, то весь дружественный тыл продолжал недоумевать, гадая для чего и кому нужны эти дежурства, если очередная сессия закончилась или еще даже не начиналась, а занятий в выходной день почти никогда не бывает!

Лишний раз лучше не думать об этом, дабы не будоражить нервную систему. Нет, по закону подлости, некто, томимый надеждой отыскать какого-нибудь преподавателя, или получить очередную ведомость на сдачу зачета перешагнет порог деканата - чтобы не остаться без стипендии. И это в конце учебного года! При чем завалится этот некто непременно с утра - не успеешь к двери подойти, как ее уже подпирают снаружи. А в довершение всего этот студент даже предпримет отчаянную попытку свалить свои проблемы на плечи и без того замученных методистов.

Кто же сегодня счастливчик? Ага, участь "дежурного по студентам" досталась-таки Максиму! Был он грустен и опечален незавидной перспективой подобного проведения выходного дня.

- Максим, мы что-то хотим сказать тебе, хитро улыбаюсь другу Максу, поглядывая на Вику. Я нарочно тяну паузу и не спешу огорошить нашего Максимушку сообщением, нет, скорее утверждением его Главой завтрашнего "субботника". А потому он пока все еще пребывает в счастливом неведении.

- Ммм?

Макс, вернувшись с кучей бумаг в руках и карандашом за ухом, немного насторожился. Его лицо являло гармоничное сочетание серьезной озабоченности и легкой рассеянности ко всему окружающему.

Но даже в такое нелегкое время ласковая улыбка способна сотворить чудо с настроением Максима. И я, всякий раз не без удовольствия проделывала этот нехитрый трюк, чтобы вернуть его в хорошее расположение духа.

Наконец, лицо Максима из пасмурной серьезности преобразилось в легкую заинтересованность, потом любопытство и, наконец, мягкую, свойственную его натуре, готовность внимать женской половине нашего коллектива.

- Что же вы мне собираетесь сообщить? - былая озабоченность, кажется, полностью улетучилась. Лицо друга Макса прояснилось, все больше расплываясь в довольной улыбке, которая очень напоминает широкую улыбку Чеширского кота из мультфильма, в тот самый момент, когда кроме улыбки от кота больше ничего не остается. Я не преминула озвучить эту мысль, от чего Максим заулыбался еще больше, пока все еще не подозревая, ЧТО последует дальше. "Don t loose control, Максим!" - шальная и веселая мысль вихрем пронеслась в моем сознании. Но я не спешу, растягивая луч проблеска в настроении Максима, удивительным образом выглянувшего из-за туч ненастья.

Бросаю быстрый взгляд на Вику, сдерживающую смех. И потом, зная то, о чем я скажу, она явно готовилась, поддержать одной из своих участливых фраз, запас которых был неисчерпаем.

- Ну, так что же ты мне хочешь сказаааать? Что? - уютно расположившись на стуле, вкрадчиво произнес Макс.
- Да, собственно, особо ничего, разве что только… завтра твое дежурство! - быстро подытожила я.
- ЧТООО??? КАК МОЕ???
- Ну, Максим, ну, ты не воспринимай все так близко к сердцу, - во всю смеясь, ободрила Вики. - В последний раз дежурила я, до этого несколько раз Ольга. И вот теперь твоя очередь, - немного понижая свой приятный голос, промурлыкала она.
- Но я совсем не могу, у меня же завтра... - начал было вконец потрясенный известием Максим.
- Макс, - попыталась немного сгладить неожиданную развязку, продолжила я. - Ну, не могу же я тут вечно с рефератами зависать. К тому же они как раз закончились. Вместе с сессией, как это бывает.

Лицо Максима являло квинтэссенцию безысходности. Одновременно со всей убедительностью наших с Викой слов, он понимал - подобное продление трудовой недели никак не вписывалось в его обширные планы на субботу. А теперь нужно было каким-то непонятным, но срочным образом их перекраивать.

Глубоко вздохнув, еще уповая на призрачное чудо о том, что все сказанное - это всего лишь пятничная шутка, совершенно растерянный Макс пошел ставить чайник.

Потянувшись, натягиваю на себя одеяло. "Эх, Максимушка, родной ты наш, не опоздай к дверям-то. Главное, во время дойти, а там уж как-нибудь. Ведь, не ровен час, кто "поинтереснее" студентов может дожидаться тебя, сидя в начальственном кресле с самого утра".

А за окном снова шумела листва…
Сладко зевнув, засыпаю.


Zwei

Особенности московской фауны внутреннего сгорания. Во чреве зеленого бегемота. Президент. Перемигивание с солнышком. Небритов и Сигареточник. Лёня Азгальдов. Перед дверью.


В детстве я по-особому относился к технике. Сказать, что я ее просто одушевлял... Нет, фишка была не в этом! Одушевляя технику, я ее всегда сравнивал с каким-то романтически-нетехническим персонажем. Так, троллейбусы для меня были парусниками, автобусы (уж не знаю почему) представлялись детскому воображению какими-то мутировавшими формами бегемотов, а обыкновенные легковушки - рыбами. А вспомнил я это тогда, когда подпрыгивал от волнения (Уже опоздал! Блин, ну сдался мне это кофе!) на остановке непосредственно рядом с Наськиным домом.

Черт, черт, ну хоть бы один зеленый мутант подъехал! К сожалению, надежда была только на автобусный парк: утлые ЗИЛ-овские суденышки со своими мачтами-парусами не доплывали ни до "Парка Победы", ни до "Киевской", а мне нужно было туда добраться, причем - о, ужас! - в идеале минут за семь! Хоть крылья начинай отращивать в спешном порядке!

Однако что-то зеленое из-за угла, кажись, выворачивает... Так... Номер бы разглядеть хотелось бы... тааак... Ага! Мой мутантик. Солнышко мое зеленое! Приехал, лапочка, не оставил Макса беситься на остановке.
Мутант, видимо, тоже был рад меня видеть, но на высшей точке наших с ним романтических отношений я вдруг понял, что меня жестоко предали. Скажу более того: в гостеприимно распахнутые двери животного стремилось впихнуться человек тридцать. Контингент этот был крайне разнообразен, но всякий, кто периодически пользуется услугами бегемотов, знает, что процентов на пятьдесят он состоит из лиц пенсионного возраста. Когда вся эта орава вместе со мной с разбега пробила сопротивление, которое сама себе и создавала, во чреве автобуса незамедлительно начался процесс, сравнимый с перевариванием китом планктона: народ рассаживался, уступал места, компостировал билеты и иногда уши ближних, общался.

- "Уважаемые пассажиры! Не забывайте..."
- "Вов, а чё было на вчерашнем матче? - Да спартаковцев замочили".
- "Мужчина, почему вы стоите на моей ноге?"

Эх, хотел бы я про эти автобусы детям своим рассказывать. В качестве страшной сказки на ночь.

В подтверждение моих невеселых мыслей через три остановки нехватка пространства и воздуха достигли своего пика. До заветного метро оставалось всего-то две остановки, но мой молодой организм готов был бороться до последнего. Но тут зверь задрожал всем телом, тормознул и - встал. Одновременно послышался рев, сотни гудков. Медленно и безысходно застыла вся трасса.

Планктон нашего автобуса внезапно ожил и оживленно заверещал. Я, зажатый между какой-то милой леди в коричневой куртке и дверьми, прислушался к гласу народа. Путем анализа всевозможных предположений была выявлена наиболее логичная версия: едет президент! Забавно-забавно. И сколько же еще стоять? Час? Два? Надо что-то делать!

Заорали сирены, замерцали мигалки, и черный эскорт помчался к центру столицы, но машины не трогались: на трассе успела образоваться нехилая пробка! Нет, я был не прав: наши рыбы нерестятся дважды в сутки. Видимо именно здесь и надо искать корни их потрясающей плодовитости!

- Водитель, откройте двери! Люди на работу опаздывают!
- Да погодите, сейчас все равно приедем, вы не дойдете быстрее!
- Откройте двери, вам говорят!!!
- Да мне не жалко...

Двери распахнулись, и несколько бойких старушек буквально вытолкнули меня на новенькую брусчатку Поклонной горы. К тому моменту, как я пришел в себя, двери, еще недавно казавшиеся мне гостеприимными, с лязгом захлопнулись и неповоротливый бегемотик, воспользовавшись небольшим разрывом в пробке, умчался в нужном мне направлении.

Две автобусные остановки, особенно когда лето, пиво, девушка и хорошее настроение - это удовольствие плюс сжигание лишних калорий. Две автобусные остановки хмурым майским утром, особенно когда ты уже (факт!) опоздал на работу на полчаса, до конца не отошел от вчерашнего "весело", да к тому же с утра ничего не ел - это одно из худших состояний, которые я постиг за свои 20-сколько-то-там лет. Топать приходилось быстро, и от этого неприятно ёкало в правом боку.

Тем более, мэр сделал мне и всем окружающим прекрасный подарок в виде цветочных часов на склоне одной из Поклонных гор, так что отмазка типа "Времени не так много, как кажется" уже не проходила проверку совестью.

Почему-то здесь сработал один из немногочисленных справедливых законов матушки природы о неизбежном переходе количества в качество (то состояние, когда с каждой следующей лопатой дерьма становится не тяжелее, а легче). Я замедлил бег и, прищурившись, улыбнулся солнышку, на минуту проступившему из-за туч. Солнышку понравился мой фирменный прищур, и через пару секунд оно опять кокетливо показалось на небосклоне. На этот раз я не поскупился на широкую улыбку и почти вприпрыжку зашагал к метро. Оказалось, что, заигрывая с солнцем, я махом преодолел больше половины пути.

Весь оставшийся путь по метро я проделал бегом, и когда мой глаз узрел обшарпанные стены родного института , я уже был почти счастлив. Однако судьба приготовила мне небольшой облом в виде директора вышеуказанного богоугодного заведения - некоего товарища, назовем его Небритов.

Товарищ Небритов в то утро обрадовал мир серым пиджаком в белую полоску, черными брюками и старыми - советских времен - коричневыми ботинками. Идеально выбритое лицо сюрреалистически сочеталось как с фамилией, так и с редкими волосами на затылке. Но печать какой-то тайной скорби, которую можно было без усилий прочитать в темно-коричневых глазах, идеально сочеталось со всем обликом директора.

- На работу идем, Максим?
- Да, Виктор Александрович. Опаздываю.

Когда лицо Небритова начало меняться, принимая теперь строгое начальственное выражение, я с трудом удержался от смеха. Человеку, видевшему Небритова первый раз могло показаться, что у него желудок свело или с утра ему забыли сменить старый подгузник на новый. Еще это походило на трансформацию Терминатора во второй части киноэпопеи - лицо директора как будто застывало на минуту, а потом начинало с немыслимой скоростью принимать новое выражение, более подходящее под обстановку и ситуацию.

Но мне было уже некогда наблюдать за небритовскими метаморфозами, и я только услышал начало фразы "Вот вы всегда опаздываете, а руководство..." и вбежал под древние своды универа.

Знакомый дородный охранник, получивший в нашем со Светкой жаргоне прозвище Сигареточник (когда оставалось дня четыре до зарплаты, а денег, естественно, не хватало курящая прослойка деканата всегда стреляли у Сигареточника), радостно улыбаясь и чуть ли не похлопывая меня по плечу, уже собирался пропустить меня дальше в свободный полет, и я уже почти вписался в дырку между ним и какими-то студентами, как тут почувствовал мертвую хватку на своей левой руке.

- Документики, молодой человек!
Стоящий в углу Сигареточник всем своим видом давал понять, что ему с этим новобранцем не справиться. Он попытался знаками объяснить новичку, что перед ним свой, но тот был настолько увлечен процессом задержания на месте преступления, что ничего не заметил.
- Документики, ну?!
- Да я здесь работаю, - рассеянно улыбаясь в сторону толстого охранника, пробормотал я. Обычно это срабатывало. Но не теперь.
- Что ты там сказал? Документы доставай, и побыстрее!
Я взглянул на часы. По всему выходило, что я опоздал минут на тридцать пять-сорок. И тут внутри меня как будто что-то сжалось.
- Руку отпусти!..
- Не задерживайте людей, - он указал на очередь в дверях, каким-то чудом образовавшуюся за те две минуты, как мы с ним препирались, - Вы документы должны показывать при входе, вам это должны были сказать...
- Слушай, для начала отпусти куртку.
- Сначала документы.
- Так, куртку отпустил?!!! Я тут пашу с утра до ночи, там без меня половина пар небось сорвалась, а он тут меня держит, блин!
- Ну ладно, чего ты, - вступился Сигареточник, - Паш, это свой, ты чего? Иди лучше проспись, а?

Хватка немного ослабла. Господи, будет зарплата, куплю толстому блок каких-нибудь хороших сигарет! Но все-таки отпускать меня пока никто не собирался. И в этот решающий момент я неожиданно увидел продирающегося через галдящую ораву накурившихся студентов Небритова. Свежие силы взялись ниоткуда, и моя несчастная конечность сама вырвалась на свободу. Я пулей помчался на второй этаж нашего исторического памятника - спасать деканат.

На верхнем пролете лестницы меня уже ждал Ленька Азгальдов - ну и как я мог такое пропустить? С момента своего исторического появления в деканате три года назад Леня сильно изменился. Обычно в таких случаях про молодых людей говорят "возмужал", "вырос", "оформился" и кучу другой ерунды. А Ленька всего лишь сбрил свою фирменную патлатость вместе с фирменной щетиной и стал не в пример лучше одеваться. Все эти признаки свидетельствовали об удачно сложившейся служебной карьере Леонида Эриковича, а вот вечная его усталость и какое-то безразличие во всем, начиная с осанки кончая взглядом, наглядно говорило о том, что человек попробовал на зуб Студенческую Алхимию - соединение работы и учебы.

- Чё, Лень, пару отменили?
- Привет, Макс, - ответствовал мне Ленька, - я тоже рад тебя видеть. Пару не отменили - нам просто негде сидеть.
- А в деканате кто-нибудь есть? - спросил я, глотая волнение.
- Ага, - спокойно ответствовало это живое воплощение Ослика Иа-Иа, - Ирина Павловна и Света. Она пришла минут десять назад.
- Ой, мама! - внутри меня все сжалось в маленький красный шарик, готовый взорваться атомной бомбой, - Лень, а это... Ирина злая, ты не заходил?
- Макс, - фигура Лени излучала буддийское умиротворение, - Я не буду отвечать тебе на этот вопрос. Пройди несколько шагов и сам узнаешь...

Тут он был прав. Хотя Леня всегда прав, - такой же закон природы, как и то, что пчелы гнездятся в ульях. Я почел за благо просто последовать его совету. Ну, прошел эти несколько шагов. Несколько, правда, медленнее, чем обычно прохожу. Остановился рядом с красивой деревянной дверью, на которой висели две неприметные таблички:

13


ДЕКАНАТ
ДОКУМЕНТОВЕДЕНИЯ



А под ними висела на куске скотча бумажка с черно-белым изображением дымящейся тарелки супа и надписью под ней:

ОБЕДЕННЫЙ ПЕРЕРЫВ


с 13.00 до 14.00


- "Снять вчера забыли!"

Мысли подобные этой галопом проносились у меня в голове, а я сам в это время, как идиот, стоял перед дверью собственного деканата! И вот как раз в этот момент мне пришла в голову совсем уже дурацкая мысль. Я постучал. Три раза.
Тук-тук, Нео.

- Входите, не заперто! - услышал я недовольный Светкин голос.

Ну, я и вошел.

Two

Окончательное пробуждение. Соломоново решение. Прогулка. Кафе.


Проснувшись во второй раз, я еще какое-то уговариваю себя - надо вставать. Все равно кто-нибудь непременно позвонит, чтобы поиронизировать над моей любовью ко сну. К тому же деревья мне что-то больше не снятся…

"Интересно", - продолжаю размышлять, - "почему вокруг такая непривычная для субботы тишина? Ага! Все куда-то разошлись. И это хорошо". Мне нравилось просыпаться в пустой квартире и неспешно совершать утренний туалет. К тому же завтрак был готов. Все-таки приятно просыпаться там, где есть, кому о тебе позаботиться.

Забота - это здорово, но, несмотря на выходной день, от традиционного еженедельного субботника дома никто не освобождал. Стоило успешно увернуться от дежурства в деканате для того, чтобы потрудиться дома!?

"Конечно", - продолжаю размышлять - "Если сейчас никого нет рядом, логично предположить, что уборки не будет, а потому можно потихоньку и ненадолго ретироваться".
К тому же вот уже несколько дней подряд я мечтала о виртуальном общении. А сегодня для этого есть все возможности.

С другой стороны, можно быстро прибрать квартиру и потом уже ничто и никто не будет отвлекать от поездки в Интернет-кафе. Но ведь, этот кто-то, кто первый перешагнет порог дома, может придумать неотложное множество других дел, в которых я обязательно должна буду поучаствовать. Вперед к Интернету, а дальше посмотрим!

Приняв столь выгодное и привлекательное соломоново решение, я выбежала на улицу.

- Каааааар!!! - громко декламировала сидящая на скамейке ворона.
- Каааааар! - эхом отозвались ее подруги, наблюдавшие с ветки липы за картиной нашей встречи.
- И ты здорова будь. Прямо оглушила с утра...

Ворона, подпрыгнув, важно взмахнула своими черными крыльями и удалилась к соплеменникам.

Проследив за ней, я заметила еще одного персонажа - полосатый кот разочарованно провожал полет большой птицы, покинув свою засаду. Бросив в мою сторону быстрый настороженный взгляд, он, сообразил, что тут ловить больше нечего, и, опустив потрясающе полосатый хвост, побрел в сторону палисадника.

Я отправилась дальше по той самой дороге, которой хожу ежедневно с работы и на работу. Березы и тополя, растущие среди домов, тепло улыбались на легком ветерке своими ярко-зелеными листьями. Как во сне!

Свернув с дороги, я приблизилась к территории старого парка, густо усаженного высокими тополями и липами. В пору моего веселого детства, я приходила играть сюда в бадминтон.
Взлетая, воланчик имел обыкновение затеряться в этих душистых липовых ветках, ожидая, когда рядом окажется несколько палок-веток. А в довершении всех неудачных попыток сбить его, повиснет сама ракетка!

Миновав липовую аллею, я зашагала по мосту через пруд. Как все же хорошо, что пока я росла и ходила в школу, кто-то догадался построить станцию метро рядом с парком и прудом. И теперь, когда пришло время дальних поездок, можно, не толкаясь в наземном городском транспорте, спокойно пройтись пешком до вагона подземки.

Я вольготно шагала по улице, вдыхая свежий воздух, наслаждаясь природой, помолодевшей от встречи с новой весной. И мысли в голову приходили исключительно светлые.

Вот и метро. Впереди интернет-общение, а за одно, может быть, удастся узнать, как Макс добежал до работы.

Перешагнув порог Интернет-кафе, заворачиваю в хвост быстро набежавшей к кассе очереди. Кругом уже привычная обстановка: в окружении пустых вешалок стоит неопределенного возраста гардеробщица; молодежь, меняющая свои деньги на "пропуск" в сеть всемирной паутины; одетые в униформу девочки-продавцы этих самых пропусков… Стоп-стоп-стоп! А вот это лицо мне кажется очень даже знакомым! Где же я могла его раньше видеть? Только в университете. Вряд ли бы отметила просто так случайное лицо из толпы.

Пока я размышляла над этим, очередь плавно подвела меня к объекту моих раздумий. Подняв на меня свои большие карие глаза, девушка широко улыбнулась и громко поприветствовала, ни чуть не смущаясь коллег. Меня узнают в лицо! Значит это студентка нашего факультета. Мир однозначно тесен.

- Привееееееет! Как ты неожиданно здесь! - обрадовано вскрикнула она.
- Да вот, решила заглянуть в выходной день, чтобы спокойно посидеть в Интернете.
- Дааа?! - на лице у девушки отразилось неподдельное живое удивление. - А разве у вас в деканате нет Интернета?
- Есть. Но он часто отключаемый… - не успела договорить я.
- Понятно, - сосредоточившись, произнесла она. - А я вот все никак не дойду до вас, и до зачетов с экзаменами пока тоже, - посетовала она, снова обратившись к своему кассовому аппарату.

Выбив чек, она протянула его мне, лукаво подмигнув и, чуть понизив голос, загадочно прошептала: "Иди и наслаждайся!"
- Спасибо, - я немного оторопела от неожиданного подарка. - А у тебя из-за этого сложностей не возникнет? - начала, было, я, сообразив, что времени на сеанс отведено больше, чем оплачено. Но довольное выражение лица девушки было, красноречивее всяких слов.

От души поблагодарив милую щедрую студентку еще раз, я отправилась искать свободный компьютер. Какой сегодня удачный день!
Спасибо:-)
Ты и начало и продолжение Героев прочитала?